По благословению Высокопреосвященнейшего Лонгина, митрополита Саратовского и Вольского
Свято-Троицкий кафедральный собор града Саратова

Культура

VII Международный Петровский конгресс конгресс глазами участника

tr-95-7 июня в Санкт-Петербурге состоялся VII Международный конгресс «Петровские памятники России и Европы: изучение, сохранение, культурный туризм» Седьмой петровский конгресс был посвящен комплексному изучению феномена петровских памятников, проблемам их музеефикации, охраны, реставрации, вовлечения в маршруты культурного туризма. Саратовскую епархию на этом конгрессе представил клирик Свято-Троицкого кафедрального собора протоиерей Михаил Беликов, который делится с нами своими впечатлениями.

Читать далее

Бабушки и дедушки

Наступила осень – пора небольшой грусти и воспоминаний. Воспоминаний о лете, его ярких событиях. Но сейчас я бы хотела вспомнить время студенческой практики на филологическом факультете Саратовского государственного университета, где я учусь. Первые два курса мы после летней сессии выезжали за пределы Саратова и жили в сравнительно «диких» условиях. После первого года обучения студенты проходят фольклорную практику, изучая образцы устного народного творчества села Ивантеевка Ивантеевского района Саратовской области; в конце второго курса – практика диалектологическая. Знакомимся с местным говором жителей села Орлов-Гай Ершовского района. Конечно, такие «вылазки» приносят нам богатый филологический опыт, но еще больше впечатлений, опыта и эмоций оставляет именно общение с обитателями этих мест, 90 процентов из которых – пожилые бабушки и дедушки.

Читать далее

Билет на острова

2013-02-15-34Однажды в субботу Сережа с папой пошли кататься на лыжах. Стоял легкий морозец. Лыжня была прекрасная. Вдоволь набегавшись, они возвращались домой через горнолыжную базу. Взрослые и дети в разноцветных костюмах забирались на подъемнике вверх и с бешеной скоростью неслись с крутой горы. При виде этого зрелища перехватывало дух. Сереже вдруг захотелось стать одним из них, но, посмотрев на свои беговые лыжи, он понял, что на горе с ними делать нечего. — Завтра после службы сходим посмотрим тебе горнолыжное снаряжение, — сказал папа, разгадав желание сына.

Читать далее

«Мы всегда нужны кому-то еще…»

str12Сергей Иосифович Фудель родился в Москве в семье священника Иосифа Фуделя. Горячая вера отца, искренность служения и круг его общения (среди знакомых отца были священник Павел Флоренский, философы Константин Леонтьев и Лев Тихомиров) повлияли на мировоззрение сына.

Сергей Иосифович Фудель родился в Москве в семье священника Иосифа Фуделя. Горячая вера отца, искренность служения и круг его общения (среди знакомых отца были священник Павел Флоренский, философы Константин Леонтьев и Лев Тихомиров) повлияли на мировоззрение сына.

Читать далее

Чудо жизни православного писателя

59071_1000Творчество выдающегося духовного писателя Сергея Александровича Нилуса – это отражение напряженной внутренней жизни православного человека, ставшего свидетелем страшных катаклизмов, затронувших не только внешнюю жизнь русских людей, но нанесших сокрушительный удар по самому святому – по их религиозному чувству.

Читать далее

«Величайший христианин среди русских писателей»

image002Обращение к религии в поисках цельности духа, надежного ориентира в нравственном совершенствовании человека и преобразовании мира определило особенности творчества многих русских писателей. Об одном из них, талантливом мастере русского слова Н.С. Лескове, и пойдет речь в статье Варвары Проценко.

Читать далее

Чудо выживания

img001Книгу Светланы Магаевой и Елены Мартилла «Мученики ленинградской блокады» я взяла, чтобы написать сценарий для детской пьесы, посвященной Дню Победы. К тому моменту я знала о блокаде то, что каждый из нас знает с детства — из школьного учебника истории: сто двадцать пять граммов хлеба, трупы, вмерзшие в лед, Дорога жизни, Седьмая симфония…

Небольшая и очень просто, безыскусно написанная книжка сделала блокаду живой реальностью; а герои книги до сих пор не дают забыть о себе. Книгу Магаевой и Мартилла невозможно читать долго и нельзя отложить недочитанной. Такие книги помогают сердцем понять всю мелочность наших «скорбей» и смехотворность «подвигов».

Читать далее

«… И образ мира, в слове явленный, И творчество и чудотворство»

str10…главное достоинство его поэзии и прозы, драм и писем, манер и голоса – в том, что все они с равной убедительностью свидетельствуют о возможности другого мира с его небесными красками; о чуде преображения, о живом присутствии Творца. Все, что он написал, – обетование счастья и милосердия: всех простят, над всеми поплачут и много еще покажут чудес.

21 октября 1952 г. Б.Л. Пастернак пережил инфаркт. Лежа в коридоре Боткинской больницы, он прощался с жизнью. Это прощание стало одним из высших творческих взлетов поэта и свидетельством его верности Богу.

Читать далее

Труд жизни – литературное миссионерство

str111Клайв Стейплз Льюис родился 29 ноября 1898 г. в Ирландии. Детство мальчика было счастливым, мать заботилась о его нравственном воспитании. Но когда мальчику не было ещё и 10 лет, она неожиданно умерла. Н. Трауберг, переводчик и исследователь творчества писателя, считает, что именно тогда он потерял веру, когда молил и не смог умолить Бога исцелить больную мать. Отец, человек сурового нрава, отдал Клайва в закрытую частную школу, которую писатель вспоминал с содроганием.

Желание «быть хорошим без Христа» зиждется на двух ошибках. Во-первых, это нам не под силу, во-вторых, это – не цель нашей жизни. Нельзя взобраться одному на высокую гору святости, но если бы мы и взобрались, мы бы погибли во льдах и в разреженном воздухе. Начиная с определенной высоты, не помогут ни ноги, ни топорик, ни веревка. Нужны крылья: дальше придется лететь. Клайв Льюис, «Человек или кролик?»

Читать далее

Печальник о несчастных – «тюремный доктор» Федор Петрович Гааз

str10_1Врач и философ Гааз по своему свободному выбору приехал в Россию, страну, далекую от его родных краев, и с каждым годом он все уверенней сознавал, что его свободная воля, которая привела его в Москву и побуждала там оставаться вопреки всем внешним препятствиям, выражает и волю Божию. Иначе, чем объяснить этот странный поступок молодого врача, обещавшего стать медицинским светилом своего времени: отказаться от блестящей Вены и уютного игрушечного Мюнстерейфеля, от большой дружной семьи, общения с лучшими людьми Германии ради неизвестной ему страны, чужого народа и самой «несимпатичной» его части, опуститься на самое «дно» русского общества?

Читать далее