По благословению Высокопреосвященнейшего Лонгина, митрополита Саратовского и Вольского
Свято-Троицкий кафедральный собор града Саратова

Что бы почитать?

Иван Сергеевич и его Ангел (история одного вертепа)

Бархатное небо удивлённо смотрело огромными глазами-звёздами на занесённую снегом деревню. Казалось, что и без того низкие дома, изо всех сил старались прижаться как можно ближе к земле, стать незаметнее. В этот рождественский сочельник ни одна молитва не возносилась к небу, ничьи глаза уже который год не искали в нём самую большую и яркую Звезду.

Люди спали чутко и тревожно, сквозь сон прислушиваясь к скрипу чужих шагов. Кто бы это ни был – усталый путник, бродяга, заблудившийся ребёнок – никто не зажжет ему навстречу огня, не ответит на робкий стук в дверь. Путник иногда останавливался, и сняв со спины свою тяжёлую ношу, отдыхал, подняв глаза к небу, шептал что-то замерзшими губами, как бы прося у кого-то совета. С трудом переставляя ноги по глубокому снегу, он уверенно двигался к известной ему цели. И действительно, в маленьком замерзшем окошке одного из домов теплился едва заметный огонёк. Читать далее

Ванда и Кира или Новый год в Тарасове

Как-то так получилось, что с отменой старого имени дела в стране пошли неважно. Заводы перестали работать, а земля – давать урожай. У народа не стало ни денег, ни хлеба вдоволь. А дети вдруг остались без игрушек и даже без конфет. Точнее, конфеты и хлеб в городе Тарасове были, но так мало, что на всех не хватало.

Между тем наступила суровая зима с трескучими морозами – и Кира с мамой замерзали в своей маленькой, не отапливаемой квартире. Дров хватало только для дома, где жила Ванда. Но, хотя ей и было тепло и у неё было достаточно конфет, хлеба и игрушек, Ванде было невесело. Потому что она уже давно не видела своей подружки Киры. В доме топилась печь, и свет от огня освещал папу – и от него на стену падала большая и смешная тень. И тогда Ванда не выдержала и попросила у папы разрешения навестить подругу. Читать далее

Сказка о людях и шарах

Случилась эта история в самом обыкновенном городе. Все в нем было обычно – и дома, и машины, и пешеходы … Правда, городской парк к этой обыденности не относился. Так уже случилось, что стоило пройти через его ворота, как любой посетитель оказывался в Сказке. Но не все это осознавали. Все в этом парке было прекрасно – и деревья, и кусты, и цветы, и бабочки! … Всё – куда ни посмотри – было празднично и нарядно. Люди здесь отдыхали душой и в головы им приходили только светлые мысли. Само собой разумеется, что правила этим парковым королевством фея Красота. Это она серебрила зимний снег, раскрашивала осенью листья разноцветными красками, а летом умудрялась разбрызгать столько оттенков зеленого цвета, что художники в бессилии только разводили руками оттого, что не могли перенести всё это великолепие на свои холсты. Их красочная палитра была беднее. Когда город изнывал от жары, пруды отдавали парку свою прохладу, а вековые дубы своей кроной старались её подольше сохранить. Белки скакали по ветвям деревьев и наблюдали за отдыхающими людьми. Именно белкам фея Красота поручила следить за порядком и докладывать о всех происшествиях. Однажды в лазорево-бирюзовом небе появились два воздушных шара. Ветер нес их по направлению к парку. Читать далее

Мой Феб

Иногда вспоминаются незначительные события. И это так странно. Ведь в жизни много было такого, от чего в скорби и тяжести горя холодела душа и меркла надежда жизни. Таких тяжких часов было так много. Но не они волнуют в воспоминаниях, а совсем иные, трогательные, незначительные, проходящие около жизни. Однажды как-то по делу устройства кустарной выставки в Петербурге в залах Таврического дворца приехал я в Москву к гофмейстеру Николаю Александровичу Жедринскому. Не застал его дома, и мне предложили: «Подождите, он скоро приедет». Читать далее

Любви ради…

str16-1Дорогие читатели! Предлагаем вашему вниманию отрывки из повести Е. Гаазе «Самая яркая звезда», в которой рассказывается о последних земных днях замечательного человека, жившего в Москве в 19 веке . Федор Петрович Гааз отдал свою жизнь бескорыстному служению людям. Судьба его была не проста, но прекрасна – любовь ко Христу двигала мыслями и поступками доктора Гааза. Москвичи, люди всех сословий еще при жизни называли его «святым» — за жертвенность, бессеребреничество, кротость и детскую чистоту, а главное за бесконечную, терпеливую любовь к людям, которая не давала ему жить так, как жило большинство людей его круга – в покое и сытости. Доктор был немцем, католиком, но его удивительная судьба, его светлый образ навсегда вошли в нашу историю, благодарную память русского народа. Жизнь доктора показана через воспоминания о прошлом: его самого, людей, чьи жизни изменились благодаря встрече с Ф.Гаазом. Читать далее

А. С. Пушкин и митрополит Филарет

str12-1К тридцати годам прославленный поэт Александр Пушкин пережил немало разочарований, если не сказать – серьёзных потрясений. Позади были признание и опала, портрет В.А. Жуковского с надписью: «Победителю ученику от побежденного учителя», казнь и ссылка декабристов, среди которых его близкие друзья. Собственное заточение в Михайловском, «в глуши лесов сосновых», триумфальное возвращение в столицу, сватовство к известным красавицам – и один отказ за другим. Читать далее

Уповая на Господа…

гшщрг– Смотрите-ка: уже бабочки летают. Это, кажется, первая в этом году, и она вот — на платок Ваш села,- говорит мой собеседник Сергей Лысенко, радостно улыбаясь. Возле наших лиц весело мелькает крылышками скромная синяя бабочка – тоже радуется весне и предстоящей жизни. — Это хорошо – пусть сидит, — отвечаю я. Сергей наблюдает за бабочкой, щурится на уже почти летнее солнце, как ребенок удивляется обновлению природы. Расположившись на залитой солнцем лавочке, мы разговариваем о легендарном человеке, протоиерее Георгии Лысенко, строившем в 50 – 60 годы прошлого столетия Покровский в храм в г. Энгельсе. Тот самый храм, от которого начинается ежегодный Крестный ход на праздник Покрова Божией Матери. Мой собеседник – младший сын отца Георгия. Читать далее

Иван Сергеевич и его Ангел (история одного вертепа)

WS5-1Бархатное небо удивлённо смотрело огромными глазами-звёздами на занесённую снегом деревню. Казалось, что и без того низкие дома, изо всех сил старались прижаться как можно ближе к земле, стать незаметнее. В этот рождественский сочельник ни одна молитва не возносилась к небу, ничьи глаза уже который год не искали в нём самую большую и яркую Звезду. Читать далее

Елка

hleb6В гостиную втащили большую мерзлую елку. Пахом долго стучал и тесал топором, прилаживая крест. Дерево, наконец, подняли, и оно оказалось так высоко, что нежно-зеленая верхушечка согнулась под потолком. Читать далее

«Только с фото теперь улыбнутся знакомые лица…»

ggg1На фронтовой фотографии 1942 года – молодой задумчивый человек в пилотке и военной форме, плотно сжавший губы и видящий какую-то, одному ему ведомую цель. Но снова во взгляде ни ожесточения, ни ненависти – лишь далёкие горизонты писательской мечты. Или воспоминания о погибших друзьях-однополчанах… Читать далее