Росписи Свято-Троицкого собора

P1000081Ирина Анатольевна Ильина, искусствовед, зав. сектором церковного искусства СГХМ им. А.Н. Радищева – автор цикла статей, посвященных росписям Свято-Троицкого собора. Сегодняшняя статья знакомит наших читателей с росписями притвора нижнего, Успенского, храма.

Притвор

Роспись притвора Успенского храма посвящена наиболее ярким персонажам Ветхого Завета. Главным действующим лицом северной стены является святой праведный Авраам, восточной – святой Иоанн Креститель, южной – пророк Илия. На западной стене, согласно древней традиции, изображена сцена Страшного Суда.

Росписи начинаются сценой встречи святых праведных Мелхиседека и Авраама, и далее сюжеты плавно перетекают из одного в другой. Такое построение общей композиции характерно для XVII столетия, именно тогда существенно изменилась система фресковой росписи интерьеров. Ранее она всегда подчинялась членениям здания и подчеркивала архитектурные формы. В XVII в. росписи приобретают ковровый характер, живописные сцены располагают горизонтальными рядами. Интерьеры нижнего, Успенского, храма отличаются высокими стенами, тяжелыми сводами, столпами и арками. Все они сплошь и равномерно покрыты росписями; их последовательность дает возможность проследить за развитием библейских событий.

Монументальная живопись храма не чужда декоративности: ей свойственно затейливое решение композиций, нарядный колорит. Это впечатление усиливается многочисленными орнаментами, объединяющими изображения стен, потолка, двух столпов. Орнаменты всегда играли значимую роль в палехском иконописании и настенной живописи. Они придают цельность и завершенность всей росписи Успенского храма. Орнаментальное убранство выполнено в позднем византийском стиле, традиционном для русского искусства. Использованы несколько мотивов: геометрический, плетеный с элементами арабески, а также растительный, в основе которого стилизованный расцветающий побег трилистника. Немалую роль играет символ креста в основании каждого узора.

256Центр орнаментального решения каждой части храма – розетка в середине потолка. Ее фигурно-крестчатая основа обрамлена причудливо изогнутыми остролистыми ветвями. Потолочные узоры плавно перетекают в пышные травные орнаменты на арках и столпах храма, которые обрамляют, словно рамы, изображения святых мучеников. Орнаментальные мотивы заполняют всю нижнюю часть стен: широкое крестчатое поле завершается гирляндой из листьев и крестов в круглых розетках, и по самому низу изображены полотенца с крестообразным узором, присборенные многочисленными складками.
Орнаментальная часть росписи выполнена в голубых и охристых тонах, которые являются основными колористическими доминантами всего оформления храма. Цветовое решение во многом определяет характер всего цикла монументальных росписей. Все библейские сцены написаны на сияющем голубом фоне, который одновременно подчеркивает плоскость стены, и в то же время воспринимается уже не как фон, а как пространственная среда. Сюжеты разворачиваются на желто-охристой, выжженной солнцем поверхности земли со скалистыми выступами и расщелинами. Общее пространство, созданное единой твердью и воздушной средой, окружает зрителя со всех сторон и погружает его в особую атмосферу древнейшей истории.

Первая сцена северной стены – встреча святого праведного Мелхиседека, царя Салимского, со святым праведным Авраамом, возвращающимся после победы над царем Северного Ханаана Кедорлаомером. Первосвященник Мелхиседек, представленный здесь как прообраз Сына Божия и, одновременно, христианского священства, благословляет Авраама хлебом и вином. Главные герои происходящего окружены большим количеством второстепенных лиц, что традиционно для палехских иконописцев, которые всегда любили сложные многофигурные композиции. Художники словно бы задают неспешный повествовательный ритм, разворачивая композицию на плоскости и позволяя зрителю рассмотреть все детали: жителей города, приветствующих победителя и подносящих ему сосуды с хлебом и вином, воинов, следующих за Авраамом и приносящих Мелхиседеку дары в золотом сундучке.

276Канонические образы церковной живописи палехский мастер переосмысливает соответственно своему народному мироощущению: действие происходит на фоне сказочных розовых арок, крыш и башенок города Салима; Мелхиседек и Авраам изображены в нарядных одеяниях и развевающихся плащах, воины – в блестящих, украшенных узорочьем латах. Несмотря на многоцветность, колорит росписи обладает мягким характером: преобладают серо-голубые и черно-синие тона, холодные розовые и блекло-зеленые. В моделировке фигур использованы цветные пробела холодных оттенков. Даже красные и пурпурные тона одеяний центральных фигур приглушены и не разрушают спокойные повествовательные интонации живописи.

Стиль палехской живописи отличается подчеркнутой декоративностью. Ей подчинена не только композиция, но и трактовка форм – удлиненные фигуры, изящные жесты. На фоне второстепенных персонажей выделяются массивные монументальные фигуры Мелхиседека и Авраама, но, благодаря динамичным разворотам, и они кажутся легкими и грациозными. Узорчатые складки одежд также подчинены общему ритму: выявляя форму, они в то же время передают ощущение движения. Стилизованные деревья, с тонкой узорной пробелкой листьев, причудливые расщелины, стелющиеся травы занимают много места в композиционном решении сцен. Именно пейзажные элементы объединяют разные сюжеты, создавая эффект «перетекаемости» одного рассказа в другой. Так дерево, обрамляющее первую сцену, «превращается» в дуб, под которым располагаются Ангелы в гостях у Авраама.

Центральной частью композиции северной стены является изображение Пресвятой Троицы. Здесь использована иконография так называемой Ветхозаветной Троицы – три Ангела, благословляющие Жертву. Палехские иконописцы опирались на всенародно почитаемую икону преподобного Андрея Рублева, повторив и расположение Ангелов, как бы вписанных в круг, и рисунок их фигур, и даже розово-голубую колористическую гамму. В то же время были внесены небольшие изменения: увеличилось количество утвари на пиршественном столе, прорисованы крылья, складки одежд, скатерти. Благодаря этим подробностям древний извод приобретает повествовательный характер, который еще более усиливается фигурой прислуживающего праотца Авраама. Но благодаря величественности изображенных фигур, медлительности их движений, прозрачности колорита, иконописцам удалось сохранить рублевскую интонацию – благоговейное безмолвие перед непостижимым Таинством.

274Завершает роспись северной стены сцена жертвоприношения Исаака – главного подвига праотца Авраама. Объединяет две последние композиции образ Сарры, которая изображена в шатре, превращенном палехским мастером в сказочный терем. Сарра одновременно присутствует при угощении трех Ангелов и провожает своего мужа и сына на тяжелое испытание. Композиция «Жертвоприношение Авраама» – самая подробная и сложная на северной стене, состоит она из трех частей. В палехской живописи всегда была сильна связь художественного образа с текстом.

Праотцы Авраам и Исаак шествуют на гору: седой старец идет, тяжело опираясь на посох и плечо своего сына; Исаак несет дрова для жертвенного костра. Большую роль в композиции играет условный пейзаж, голубовато-охристые деревья и выступы скал. Центральная часть очень экспрессивна – резко согнуто тело связанного Исаака, вскинута рука Авраама с ножом, которую в последний момент удерживает летящий Ангел. Извивающиеся складки одежды Авраама отражают его душевное смятение; решительность его жеста противоречит страдающему выражению лица. Тщательно переданы детали завершающего жертвоприношения: полыхает разведенный огонь в сосуде, овен запутался рогами в чаще. Такая склонность к бытовым подробностям объясняется заботой иконописцев о декоративном оформлении плоскости и свидетельствует о традиционно народном характере палехской монументальной живописи.

Продолжение следует