Выход на литию

Лития, о. Сергий ДемешкевичЛития (от греч. — усердное моление) означает моление вне храма. Выход из храма, или же в притвор, совершается с целью выразить молитву не только словами, но и движением, переменить место ее совершения для оживления молитвенного внимания.

Лития

Следующей целью литии является выражение – удалением из храма – нашего недостоинства молиться в нем: отсюда несколько покаянный и скорбный характер литийных молитв. Наконец, в литии Церковь исходит из своей облагодатствованной среды во внешний мир – в притвор как часть храма, соприкасающуюся с этим миром, открытую для всех, не принятых в Церковь или исключенных из нее, с целью молитвенной миссии в этом мире. Отсюда всенародный и вселенский характер (о всем мире) литийных молитв.

История возникновения

Самые ранние следы обычая литийных исхождений находим уже в IV веке в богослужебной практике святого града Иерусалима. Богослужебный чин Иерусалимской Церкви создавался в совершенно исключительной обстановке святых мест.

Ежедневно по окончании вечерни, которая совершалась в храме Воскресения, верующие во главе с епископом с пением гимна шли к храму, находившемуся между храмом Воскресения и Голгофой. Целью таких выходов было посещение местных святынь, представлявших целый комплекс зданий, построенных Константином Великим на месте страданий и Воскресения Христа. В то же время они давали возможность небольшого отдыха во время продолжительного богослужения.

Кроме ежедневных исхождений, связанных с суточной службой, в Иерусалиме совершались и другие — чрезвычайные. Эти последние отличались особой торжественностью и были приурочены к известным дням в году.

В обители преподобного Саввы Освященного

Лавра святого Саввы Освященного с самого начала своего существования в отношении богослужебных порядков находилась под непосредственным влиянием Иерусалимского Святогробского храма. Лавра не имела ни Гроба Господня, ни Голгофы. Но и здесь были свои святыни, являвшиеся предметом благоговейного почитания насельников монастыря. Поэтому мы видим и здесь литии по окончании вечерней и утренней службы — к местным лаврским святыням.

Лития ПахомийЛитийные песнопения и здесь были приноровлены к месту: на пути к храму Предтечи поются стихиры Предтече. Во время литии ко гробу святого Саввы поются его стихиры. Поминовение поименно игуменов монастыря тоже было весьма уместно здесь, у гроба преподобного основателя лавры, именем которого начинался список имен в диптихе. Лития на вечерне и утрене отнюдь не была отличительной особенностью праздничной службы.

Таким образом, литийные выходы на вечерне и утрене изначально имели своей целью поклонение святыням данного храма, города или монастыря. Поэтому ни одна часть богослужения не была так связана с местными условиями и обстановкой, как лития. В связи с этим местно-храмовым характером находится и заупокойный элемент литии. Память местных святых, подвижников монастыря, по ассоциации связывалась с памятью всех вообще почивших насельников обители. Прошлое монастыря при этом молитвенно связывалось с настоящим, поминались здравствующий игумен со всею во Христе братией и отдельно (на утрене) болящие иноки обители. За упокой поминались также ктиторы (основатели, благотворители) монастыря.

К вышеуказанным элементам — храмовому, заупокойному и заздравному — присоединились со временем моления об избавлении от грозящих бедствий (нынешнее прошение: «О еже сохранитися граду сему…»). Умилостивительные литии (крестные ходы) по случаю общественных бедствий издавна практиковались и в Константинополе.

Дальнейшее изменение

В дальнейшем храмовый элемент литии постепенно отходит на последний план. Вместе с тем в значительной степени теряли свое значение и самые литии. Все это понятно, так как «исхождения» имеют свой полный смысл лишь тогда, когда налицо особо чтимые святыни, оправдывающие такие выходы. Но в большинстве храмов не было соответствующих условий для литийных выходов, особенно для таких сложных, как в лавре святого Саввы. Если в лавре святого Саввы, Студийском монастыре, монастыре Патриарха Алексия притвор как место упокоения лица, память которого была особенно дорога для иноков обители, продолжал оставаться вполне естественным местом выхода на литию, то в других случаях выход в притвор был простым подражанием. Правда, в это богослужебное действие вкладывалась своеобразная и, надо сказать, весьма глубокая символика. Симеон Солунский видит в нем напоминание об изгнании из рая. Но это уже позднейшее толкование.

В результате на литии нам уже почти не приходится слышать храмовых песнопений (поются почти всегда стихиры праздника), а имя храмового святого окончательно затерялось в разросшемся перечне имен святых в молитвах «Спаси, Боже, люди Твоя» и «Владыко Многомилостиве».

После совершения литии священнослужители возвращаются в среднюю часть храма, где происходит благословение хлебов. В древности благословение хлебов всегда было связано с всенощным бдением. Последнее, по Уставу лавры святого Саввы, всегда включало вкушение молящимися благословенной пищи, необходимой для подкрепления участников продолжительной ночной службы. Благословение хлебов и самая трапеза (во время великого чтения) тогда совершались не в притворе, а в средней части храма. В память об этом и сейчас во время совершения всенощного бдения освящаются хлебы, вино и елей, которые впоследствии раздаются верующим для подкрепления сил.

По статье Д. Огицкого «Выход на литию»