Росписи Свято-Троицкого собора (Успенский храм)

   Наш постоянный автор – Ирина Анатольевна Ильина – искусствовед, заведующая сектором церковного искусства СГХМ им. А.Н. Радищева, – продолжает знакомить нас с росписями Свято-Троицкого собора.


На западной стене Успенского храма по традиции развернулась огромная композиция «Страшный суд» – чтобы верующий, покидая храм после службы, видел ее последней. Иконография этого сюжета начала складываться с IV века; на Руси самая ранняя из сохранившихся фресок на эту тему выполнена в XII столетии. К XVII веку иконография обросла большим количеством деталей. В Успенском храме иконописцы отказались от многочисленных дополнений, сделав акцент на самых значительных моментах, отчего роспись производит внушительное впечатление.

Иконография Страшного суда выражает идею Божественного правосудия и иллюстрирует евангельский текст о разделении праведных и грешных. Сцена состоит из двух регистров. В центре верхнего регистра в красном хитоне и золотом гиматии на фоне золотой мандорлы (сияние овальной формы, охватывающее фигуру Господа Иисуса Христа или Богоматери) со звездами восседает Судия – Господь Иисус Христос. Он милостиво простирает руки к стоящим подле Него Богоматери и Иоанну Предтече, и склонившимся перед Ним Адаму и Еве. По обе стороны от Господа сидят апостолы с раскрытыми книгами, за апостолами стоят Ангелы; все они помогают Ему судить мир.

Змей, олицетворяющий грех, кусает Адама за ногу, хвост же его уходит в правый нижний угол – в самую пасть ада, соединяя верхний и нижний регистры. В нижнем регистре слева от западных врат изображен Престол – Этимасия, уготованный для суда. На нем лежит риза Христа, поверх него – раскрытое Евангелие. По сторонам престола – два Ангела с развернутыми свитками, они делят людей, восставших на суд, на праведных и грешных. Среди праведников можно видеть апостолов, царей и пророков, ведомых апостолом Петром к райским вратам. За вратами рая изображен благоразумный разбойник и сцена «Лоно Авраамово» с тремя праотцами – Авраамом, Исааком и Иаковом. За пазухой у каждого из них – души праведников в виде детей. Над ними в круглом вертограде парит Богородица с двумя Ангелами, напоминая о Боговоплощении.

Круглый вертоград уравновешивает в противоположном углу стены видение пророка Даниила: заключенных в кольцо четырех зверей – медведя, грифона, льва и тельца, символизирующих «погибельные царства» – Вавилонское, Македонское, Персидское и Римское. Между раем и адом в нижнем регистре изображен милостивый блудник, привязанный к столбу. За ним разворачиваются сцены ада: на фоне бушующего пламени представлен рогатый зверь, на котором сидит Сатана с душой Иуды в руках. Вокруг в огне горят души грешников, мучимые бесами. Души грешников полупрозрачны и бесплотны, на лицах написано страдание; бесы же предстают, будто во плоти, и сцена ада кажется настолько достоверной, что заставляет содрогнуться даже искушенного зрителя.

Настенная живопись притвора дополняется изображениями святых на столпах, отличающихся одновременно тонкостью исполнения и внушительностью образов. По древней традиции, на столпах писались святые мученики, считавшиеся опорой Церкви с момента ее возникновения. Для росписи притвора Успенского храма были подобраны образы святых, которым довелось перенести тяготы воинского служения и жесточайшие испытания за веру: в правой части храма – великомученики Феодор Тирон, Феодор Стратилат, Никита, Димитрий Солунский и Артемий Антиохийский; в левой – великомученики Евстафий Плакида, Георгий Победоносец, Меркурий, Иаков Персиянин, а также мученик Христофор. Фигуры святых представлены в свободных разворотах; весомость их форм компенсируется изяществом силуэтов. Кольчуги и латы покрыты затейливыми узорами, складки плащей задают сложный линейный ритм и одновременно создают ощущение движения. Повышенная декоративность одеяний оттеняет особенную одухотворенность образов. Лики мучеников выразительны и эмоциональны. Каждый образ раскрывает индивидуальность изображенного святого.

Кроткий безбородый Димитрий Солунский († 306) изображен со щитом и копьем – орудием его казни и смертных мук. Красный плащ святого наброшен на левое плечо и ниспадает тяжелыми складками. Рядом с ним великомученик Феодор Стратилат († 319) смотрится зрелым, опытным и сильным воином, сумевшим претерпеть многочисленные пытки.

Широкоплечий Феодор Тирон († ок. 305) опирается на большой круглый щит. Голубой плащ, перекинутый через левую руку, изящными складками обрамляет его богатырский стан. Седовласый и седобородый великомученик Артемий († 362), свидетель обращения в христианство римского императора Константина Великого, строго и взыскательно смотрит на молящихся. Словно пламя, красный плащ охватывает фигуру не убоявшегося мученичества и погибшего в огне святого великомученика Никиты († 372).

Святой Георгий Победоносец († 303) изображен совсем юным вои-ном. В руках его крест и копье, олицетворяющее его самый известный подвиг – победу над драконом. Красный плащ, свидетельство его мук за веру, подчеркивает стройный стан многочисленными складками. Строг и неприступен безбородый красавец – мученик Христофор († ок. 250). Его изящную фигуру подхватывают тончайшие ремешки-перевязи меча, лука и колчана со стрелами.

Мощь фигуры святого Иакова Персиянина († 421) передает силу его духа и решимость претерпеть страдания за истинного Бога. Великомученик Меркурий (III в.) изображен в голубой кольчуге и причудливом шлеме. Он словно приготовился дать отпор врагу – защищаясь круглым щитом, обнажил длинный изогнутый меч; лук и стрелы дополняют облик опытного воина.

Рядом на стенах арки, ведущей в следующую часть храма, можно увидеть полнофигурные парные изображения святых равноапостольных императора Константина и царицы Елены, великого князя Владимира и княгини Ольги.

Образы святых Константина (†337) и Елены († 327), созданные па-лехским иконописцем, благодаря своим нарядным костюмам напоминают героев русских народных сказок. Царь и царица представлены в кра-сочных далматиках с передником и подольником, изукрашенных разно-цветными каменьями. На головах их высокие короны, на плечи набро-шены красные плащи, скрепленные жемчужной фибулой. Лики же строги и торжественны; руки поддерживают большой восьмиконечный крест – символ глубоко почитаемого ими Животворящего Креста Господня, обретенного их тщанием в 326 году.

На противоположной части арки изображены проповедница христианства святая благоверная княгиня Ольга († 969) со своим внуком, святым равноапостольным князем Владимиром († 1015), трудами которых произошло духовное рождение русского народа. Княгиня представлена в далматике красного цвета с оплечьем и подольником, на плечи наброшен плащ. Ее голова украшена венцом и платом. В руках Ольга держит восьмиконечный драгоценный крест, вырезанный целиком из цельного куска Животворящего Древа Господня, которым ее благословил Константинопольский патриарх Феофилакт. Святой князь Владимир изображен седовласым старцем, лик его строг. Голубой и красный тона костюма дополнены богатыми украшениями. Правой рукой он высоко поднимает крест, левой же рукой сжимает меч как бесстрашный воин и властитель, который всю свою жизнь сдерживал врага, строил города и храмы.

Ильина Ирина, 22 февраля 2018 год