Росписи Свято-Троицкого собора

P1000081Ирина Анатольевна Ильина, искусствовед, зав. сектором церковного искусства СГХМ им. А.Н. Радищева, продолжает рассказ о росписях притвора нижнего, Успенского, храма нашего собора.
Роспись восточной стены посвящена святому Пророку Иоанну Предтече. Арка, ведущая в глубину храма, разделяет стену на две части. Левая часть изображает встречу пророка Захарии с Ангелом и Рождество Иоанна. Обе сцены объединены вычурными постройками, символизирующими храм и здание, в котором родился пророк.
рождество ИП
В глубине розового храма, покрытого золотым куполом, возле престола святилища изображены две фигуры, беседующие между собой. Ангел в нарядном розовом стихаре с оплечьем и подольником, украшенными драгоценными каменьями, возвещает Захарии, что его супруга, праведная Елисавета, родит ему сына. Величественный старец внимает ему, лик его выражает страх и сомнение.

Изящная галерея соединяет храм со светлыми палатами дома Захарии. На фоне розовых драпировок располагается белое ложе роженицы. Кроткая Елисавета, возлежащая на красных подушках, укрыта красным покрывалом. Цветовое сочетание красного с белым подчеркивает великую радость происходящего. Служанки в нарядных платьях прислуживают матери и омывают младенца в золотой узорчатой купели на высокой фигурной ножке. Художники использовали традиционную иконографию Рождества Иоанна Предтечи, которая дополнена изображением пророка Захарии, возносящего хвалу Господу. Сама же иконография, как предполагают, имеет западное происхождение. Она позволяла художникам изображать богатые покои и детали интерьера, в отличие от иконографии Рождества Христова, которое произошло в убогой пещере.

Палехская школа всегда славилась знанием древних образцов, но канонические образы церковной живописи палехский мастер творчески переосмысливает в зависимости от особенностей места или требования заказчика. Несмотря на то, что религиозное искусство требует строгого соблюдения всех установленных правил, художник может позволить себе внести изменения, дополнения в иконографию, при условии, что они не будут противоречить православному канону. Так удивительно тонко иконописцами были обыграны особенности восточной стены и создана одна из лучших сцен росписи храма – «Крещение Господне».

По крутому склону арки Ангел ведет отрока Иоанна к вершине горы, чтобы укрыть его от преследователей. Из этой же вершины берут начало воды Иордана. Они бегут вниз по другой стороне арки, омывая Господа Иисуса Христа в момент крещения. Величественная фигура Спасителя является центром композиции; лик Его сосредоточен и строг, взор погружен в Себя. Пред Ним склоняется святой Иоанн Креститель в отшельнической одежде – милоти. Три Ангела протягивают ко Христу покровенные руки – согласно древней иконографии, они являются Его восприемниками. Доминирующий цвет композиции – белый, как символ чистоты и преображения. Белым тоном написаны ткани, опоясывающие Христа и покрывающие руки Ангелов. Вся сцена будто бы пронизана легким дуновением – развевается гиматий Иоанна, одеяния Ангелов, трепещут их крылья. Воздушность, которая в работах палехских мастеров достигается с помощью удивительно одухотворенного полупрозрачного пейзажа, является главной особенностью этой сцены и всей росписи в целом.
усекновение

Сцена мученической смерти Предтечи Господня Иоанна пронизана драматизмом: мощной фигуре оруженосца, занесшего свой меч, противостоит величие смирения пророка, стоически принимающего свою кончину. Молящийся ко Господу Предтеча стоит на коленях, со скрещенными на груди руками и опущенной головой. Завершается повествование о земной жизни святого Иоанна Крестителя пляской Саломеи. Юная девушка в развевающихся голубых одеждах танцует в высоких чертогах. Приплясывая, она подносит блюдо с головой пророка к пиршественному столу. Сидящие за столом в царских уборах тетрарх Галилеи Ирод Антипа и Иродиада со страхом взирают на кровавое подношение.

Доминирующим цветом южной стены притвора стал пламенный красный – цвет огня, стихии, которая часто проявляется в житии одного из самых суровых ветхозаветных пророков. История пророка Илии представлена тремя самыми главными моментами его земной жизни. Первая сцена посвящена испытаниям святого пророка в пустыне, куда он удалился после предсказаний царю Ахаву. Роспись представляет древнейшую иконографию: безлюдная пустыня, поросшая бледно-голубыми деревьями, в центре ее гора, на фоне темной пещеры – фигура сидящего вполоборота святого пророка Илии в одеянии из звериных шкур. Черный ворон приносит ему пищу. Лик пророка задумчив и печален, он оплакивает преступления еврейского народа, отпавшего от веры и почитающего языческих богов.

Центральная часть композиции, посвященная соревнованию пророка Илии со жрецами Ваала, создана иконописцами мастерской и отличается оригинальным характером. Страшный шквал пламени проливается на жертвенник пророка по его молитве истинному Богу, тогда как другой жертвенник с заколотым тельцом так и не смог загореться, несмотря на все усилия языческих жрецов. Тщетно они простирают руки к небесам, воины царя Ахава уже посланы казнить их. Да и сам пораженный происходящим царь присутствует при жертвоприношении. Но главной фигурой композиции является сам пророк Илия. Вся его фигура отражает грозную решимость покарать поклонников лживых богов; в руке он сжимает острый нож. Пророк выглядит величественным и непреклонным в своем праведном гневе.

Личное письмо всей росписи Успенского храма написано словно «одной» рукой. Как и в древних артелях, в мастерской «Лик» практикуется разделение труда для улучшения качества всей работы. Как и много веков назад, рисунок наносит знаменщик, одежды и палаты пишет доличник, а лица – личник. Кроме того, этот метод позволяет создать ощущение единства всего цикла росписей.

Палешане всегда славились тонкостью написания ликов. Одно из главных достоинств палехских икон – письмо личного тонкими многослойными плавями, благодаря чему лики получаются объемными, почти скульптурными. Прекрасно читаются не только их черты, но и те чувства, которые на них отображены. Лики святых возвышенны и, в то же время, выразительны и эмоциональны, но переживания их сдержанны: им, как представителям горнего мира, чужда земная страстность.
илия

Третий сюжет росписи стены отражает чудесный конец пророческого служения Илии, когда Ангел уносит его на небо живым на огненной колеснице. Композиция также отличается оригинальным характером, все детали вознесения переданы тщательно и не лишены нарядной сказочности. Летящий Ангел управляет золотой узорчатой колесницей, в которую впряжены два огненно-красных коня. Пророк Илия восседает на колеснице, но еще обращен к своему ученику, пророку Елисею. Он указывает ему на Ангела и передает свой плащ – милоть, как завещание и наставление, и коленопреклоненный Елисей исполняется духом его. Ангельская колесница летит ввысь, оставляя далеко внизу розовый город с зубчатыми стенами и островерхими башнями.

Продолжение следует