Преподобный Викентий Леринский: о Священном Предании и церковных догматах

str10-1Почти 16 веков назад прп. Викентий написал свое практически единственное, небольшое по объему, но ставшее широко известным сочинение. Оно и сейчас остается актуальным. В нем автор в немногих и простых словах доносит до нас важную истину: сохранить чистоту веры возможно лишь при неуклонном послушании голосу Церкви, на пути ее Свщ. Предания.

…Быть в Предании – это хранить живую Истину в свете Духа Святого, или, вернее, быть сохраненным в Истине животворной силой Предания.

В. Лосский

Дошедшие до нас сведения о прп. Викентии Леринском очень скудны. Он родился в Галлии в кон. 4 – нач. 5 вв. Служил в армии, затем удалился на о. Лерин (ныне – о. Сент-Онора в Средиземном море), подвизался в монастыре, был монахом, пресвитером, возможно, настоятелем монастыря. По отзывам современников, обладал красноречием и незаурядными знаниями, в частности – в области Свщ. Писания и церковной догматики. Живо реагировал на отголоски бурных догматических споров того времени, доносившиеся до монастыря. В борьбе с современными ему ересями во внешней сфере, по-видимому, не участвовал. Зато очень успешно выступил против них на поприще церковно-богословской письменности.

Скончался после 434 г. (возможно, ок. 450). В святцах Православной Церкви прп. Викентию не установлено особого дня празднования, однако существует традиция считать этого отца святым. В таком случае днем памяти прп. Викентия можно считать Неделю Всех святых.

«Commonitorium», или Памятные записки

Практически единственным и широко известным сочинением прп. Викентия Леринского является «Первое предостережение, или трактат в защиту древней и вселенской кафолической веры против всех безбожных еретических новшеств». Сокращенно его принято называть «Commonitorium» – Памятные записки. Трактат написан в 434 г. и издан под псевдонимом «Перегрин» (странник). Первоначально этот труд состоял из двух книг, однако большая часть второй из них была у преподобного украдена.

По жанру сочинение является догматико-полемическим. Основная ценность его заключается именно в догматической, а не полемической части. Наиболее важны выводы автора по вопросу развития догматического учения Православной Церкви, осмысление ценности Свщ. Предания Церкви и формулировка критериев его истинности.

Учение

Богословские исследования прп. Викентия были ответом на запрос времени. Ересеучители 4–5 вв. в большинстве своем изначально являлись православными христианами, как правило, имевшими иерархическое достоинство: пресвитерское, а чаще, епископское. Они были представителями признанных богословских школ, прекрасно владели всеми необходимыми знаниями. Насаждая ересь в лоне Православия, ересеучители пытались выдать ее за подлинно православное учение, и это им часто удавалось. Рядовому христианину трудно было разобраться в богословских спорах того времени хотя бы потому, что и православные, и еретики ссылались на одни и те же цитаты из Свщ. Писания.

О Свщ. Предании.

В ответ на подобные затруднения, прп. Викентий, ссылаясь на «многих преблагочестивых и преученых мужей», указывает, что для определения истинности учения, кроме Свщ. Писания, необходимо и Свщ. Предание.

«Если я или другой кто… хочет избежать еретической лжи и пребыть в здравой вере… – пишет прп. Викентий, – то должен, с помощью Божией двояким образом оградить свою веру, – во-первых, авторитетом Свщ. Писания, а во-вторых – Преданием Вселенской Церкви. Но, может быть, спросит кто-нибудь, – если писанное Слово Божие свято, всесовершенно и всегда вполне вразумительно… то какая же надобность присоединять к нему еще авторитет церковного его разумения? Та надобность, что Свщ. Писание, по самой его возвышенности, не все понимают в одном и том же смысле, но один толкует его изречения так, другой иначе, так что почти сколько голов, столько же, по-видимому, можно извлечь из него и смыслов. А потому-то и совершенно необходимо, при таком множестве бесчисленно разнообразных изворотов заблуждения, направлять нить толкования пророческих и апостольских Писаний по норме церковного и вселенского их понимания».

В истории Церкви обязательность последования этому правилу для сохранения единства веры и Церкви подтверждалась неоднократно. В 19 в. прп. Амвросию Оптинскому был задан вопрос: «Отчего вероучение Православной Церкви, насажденное разными апостолами в различных местах и народах, пребывает одинаковым и неизменным в продолжении восемнадцати столетий с половиною; лютеранское же учение, преподанное одним человеком, разделилось в продолжении трех столетий более нежели на семьдесять разномыслящих партий?» Преподобный ответил: «Оттого, что Соборная Православная и Апостольская Церковь заповедует чадам своим понимать Свщ. Писание так, как объясняют его избранные Божии мужи, очищенные от страстей, Богоносные и Духоносные… Лютер же позволил каждому… толковать Писание по своему усмотрению».

О необходимости хранить Предание. «Что такое Предание? – вопрошает прп. Викентий, и отвечает, – То, что тебе вверено, а не то, что тобою изобретено, – то, что ты принял, а не то, что ты выдумал, – дело, до тебя дошедшее, а не тобою открытое, в отношении к которому ты должен быть не изобретателем, но стражем… не вождем, но ведомым. Предание сохрани. То есть талант веры… сбереги неповрежденным и неиспорченным. Что тебе вверено, то пусть и остается у тебя, то ты и передавай. Ты получил золото, золото и отдавай… не хочу, чтобы вместо золота ты подставлял бы… свинец или медь; не нужно мне золото по виду, но дай мне золото настоящее».

В данный период времени призыв хранить веру обращен к нам, православным 21 в. «Сберечь талант веры» важно и для нас самих, и для тех, кто будет после. Св. чудотворец последних времен отец Иоанн Кронштадтский предупреждает, что нигде так придирчиво не проверяют на подлинность монету нашей веры, как на Небесах.

О критериях истинности Свщ. Предания. Отвечая на вопрос о том, какое Предание является истинным, прп. Викентий пишет: «В самой же Вселенской Церкви всеми мерами надобно держаться того, во что верили повсюду, во что верили всегда, во что верили все… А этому правилу мы будем верны… если будем следовать всеобщности, древности и согласию. Следовать всеобщности, значит признавать истинною ту только веру, которую исповедует вся Церковь по всей земле; следовать древности, значит ни в каком случае не отступать от того учения, которого неизменно держались наши святые отцы и предки; следовать, наконец, согласию – значит в самой древности принимать только те вероопределения и изъяснения, которых держались все… или почти все пастыри и учителя».

О церковных догматах

Исходя из вышесказанного, можно было бы сделать вывод, что неизменность догматов в лоне Православия исключает возможность какого-либо постепенного богословского раскрытия их разных сторон. Однако прп. Викентий справедливо настаивает на выводе прямо противоположном. Он доказывает, что неизменность православных догматов совместима с постепенным богословским раскрытием для верующих разных времен и народов единожды данного Божественного Откровения. Прп. Викентий пишет: « Скажет, может быть, кто-нибудь, что в Церкви Христовой не должно быть никакого преуспеяния религии? Всеконечно должно быть, и притом весьма большое. Кто так завистлив к людям и так ненавистлив к Богу, что решится отвергать это?! Только преуспеяние это должно быть действительно преуспеянием, а не переменою веры. Преуспеяние состоит в том, когда тот или другой предмет усовершенствуется в самом себе; а перемена в том, когда что-нибудь перестает быть тем, что оно есть, и превращается в другое. Итак, пусть возрастает и в высшей степени преуспевает с течением лет и веков понимание, разумение, мудрость как каждого отдельного христианина, так и всех вместе, – как одного человека, так и всей Церкви, но только – в том же роде, то есть в одном и том же учении, в одном и том же смысле, в одном и том же понятии. Религия, дело души, пусть уподобляется в этом отношении телам. С приращением лет, тела раскрывают и развивают члены свои; однако остаются тем же, чем были».

Христианское учение с годами может укрепляться и расширяться, его следует более точно истолковывать и определять, но при этом оно должно оставаться полным, целостным, неповрежденным, неиспорченным и сохранять свои свойства неизменными. Такое богословское развитие особенно ясно видно в деятельности и решениях Вселенских и Поместных Соборов, побуждаемых к этому нововведениями еретиков.

Справка из учебника догматического богословия.

О Свщ. Предании. «Являясь столпом и утверждением Истины, Церковь хранит в себе и передает из века в век Божественное Откровение в целости и неповрежденности – в том виде, в каком оно дано ей Богом; она хранит в себе и передает из века в век и свое понимание, свое разумение Божественного Откровения, или является непогрешимой истолковательницей его. Эта передача в Христианской Церкви Божественного Откровения по букве, или хранение его, и передача его по духу и смыслу, или толкование и разумение его, есть Предание в широком смысле слова. Другими словами, Предание, в этом смысле, есть свидетельство или голос Вселенской Церкви… тот дух истины и веры, то сознание Церкви, которое живет в ней как в теле Христовом от времен Христа и апостолов».

О христианских догматах. «Чтобы сохранить правый путь веры, оградить его от чуждых влияний, Церковь выработала строгие формы для выражения истин веры. Так появились христианские догматы – откровенные истины, преподаваемые Церковью как непререкаемые и неизменные правила спасительной веры».

Подготовила Людмила Кузнецова