Паремии на праздник Покрова Божией Матери

str6Праздники – это не только общецерковные торжества по поводу того или иного события, связанного с нашим спасением, но и повод обновить в своей памяти ветхозаветные события.

Зачем? Да очень просто – Ветхий Завет, по сути, это всего лишь навсего история иудейского народа и в отрыве от событий новозаветных ею и остается. К чему нам знать, сколько лет странствовали по пустыне евреи и за что их в свое время ругали пророки, если это абсолютно не связано с нашей собственной историей и уж тем более с нашей сегодняшней жизнью.

Но Ветхий Завет это не просто история евреев, это величайшее пророчество и прообраз нашего спасения, которое было бы невозможным без Христа и, конечно же, Его Пречистой Матери. Именно поэтому на праздничных вечерних богослужениях читаются паремии – специальные отрывки из Ветхого Завета (в подавляющем своем большинстве), которые так или иначе соотносятся с непосредственными праздничными событиями. Зачастую они могут быть не совсем понятны – не только из-за того, что мало кто знаком со Священным Писанием на церковнославянском языке и мало кто знает события Ветхого Завета так же хорошо, как события евангельские, но еще и из-за того, что сквозь тусклое, «гадательное» стекло прообразов и пророчеств не всегда можно понять, о чем или о Ком идет речь. Взять, например, паремии, которые читаются на Покров Богородицы…

Иаков же вышел из Вирсавии и пошел в Харран, и пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. И взял один из камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте. И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; не бойся. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе. Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал! И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные. (Быт. 28, 10-17).

Священное Писание раскрывается для всех постепенно, по мере духовного совершенствования каждого. Кто-то может увидеть здесь только описание тревожного сна Иакова, спасающегося от мести своего брата в окрестностях «колодца клятвы», где еще при патриархе Аврааме был заключен союз о ненападении иудеев и филистимлян друг на друга. А кто-то, вслед за святыми отцами, различающими всю полноту смысловых оттенков Писания, может увидеть еще и прообраз Самой Богородицы, заключенный в святоотеческом понимании «Лествицы Иакова».

Во-первых, сама по себе, лестница, как образ восхождения от земли на небо, не может не напоминать об основном принципе духовной жизни – богообщении. Из живших на земле даже праотец Адам вряд ли имел такую полноту богообщения, как Божия Матерь. Во-вторых, ни на одну из лестниц нельзя взойти сразу – постепенность, «поступенность» – неотъемлемое ее свойство, так же и святая Дева Мария не сразу стала Богородительницей, но сначала была рождена, воспитана, приведена в храм, научена Писаниям, обручена Иосифу… Здесь тоже – прообраз и великая тайна того, как низко павший в результате грехопадения человек может возвыситься благодаря смирению, которое в полноте своей явила Пресвятая Дева.

Наконец, лестница основана на земле. Если обратиться к образу Богоматери, то и Она от земли, от рода человеческого. Она ничем земным не пренебрегала: ни труда не гнушалась, ни скорби не считала для себя ненужными, ни общения не избегала, ни уединением не тяготилась. Только грех на земле вредит всему, а так, без греха, вся земля благословлена Богом и лучший цветок земли – Богоматерь – Надежда и Утверждение наше. Но «Лествица Иакова» не только утверждена на земле, но достигает также и неба. Кто еще достиг высшего из даров богообщения в самом совершенном образе? И если стремление к Богу станет смыслом всех исканий в жизни, то кто еще, как не Богородица, станет Помощницей и Заступницей на этом поприще.

Еще «Лествица Иакова» полна Ангелов, поднимающихся от земли и спускающихся к земле. От земли, от нас, несут они Богу молитвы всех верных людей, а людям (причем, не только верным) от Бога – дары Его любви. Память об этом может ободрить каждого, тем более тогда, когда кажется одиноко и грустно в мире, давно страждущем от уныния, вызванного всеобщим оскудением святости. Для верующих это оскудение восполняют Ангелы и милость их Царицы – Пресвятой Богородицы.

Наконец, «Лествица Иакова» – это связь неба с землей, человека с Богом. Неповторимый и совершенный образец ее – Пречистая Дева. Она Сама стала той лествицей, которая возводит к Богу. Именно поэтому и читается этот отрывок из книги Бытия на всенощном бдении в день Покрова Богоматери да и вообще на все Богородичные праздники.

Теперь несколько слов о второй паремии, являющейся отрывком из пророческих слов святого Иезекииля.

По окончании же сих дней, в восьмой день и далее, священники будут возносить на жертвеннике ваши всесожжения и благодарственные жертвы; и Я буду милостив к вам, говорит Господь Бог. И привел он меня обратно ко внешним воротам святилища, обращенным лицом на восток, и они были затворены. И сказал мне Господь: ворота сии будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены. Что до князя, он, как князь, сядет в них, чтобы есть хлеб пред Господом; войдет путем притвора этих ворот, и тем же путем выйдет. Потом привел меня путем ворот северных пред лицо храма, и я видел, и вот, слава Господа наполняла дом Господа (Иез. 43, 27, 44, 1–4)

Эта паремия, в историческом контексте, уже устами пророка Иезекииля обещает пленным иудеям освобождение и даже восстановление их разоренного храма. Пророк, говорит об устройстве будущего храма и об освящении его. Освящать будущий храм будут семь дней, а на восьмой день священники должны принести жертву, но уже не для освящения храма, а для умилостивления Господа и как знак благодарности Ему и выражение преданности. Пророк в видении видел храм целиком, а потом ему снова показали восточные врата святилища. Они были закрыты, и о них ему было сказано, что Господь прошел ими, и никто уже не должен не только проходить ими, но даже и видеть их открытыми. От восточных врат пророк был проведен к северным, откуда ему открылось величественное зрелище всей славы Божией.

Блаженный Феодорит, мнение которого приняли отцы Церкви, считает восточные врата, которыми однажды вошел Господь, символом Богоматери. Она как бы открыла дверь Господу в человеческий мир, не потеряв, однако, девической чистоты ни до, ни после рождения Христа. Матерь Божия послужила единственному и неповторимому таинству воплощения Господа. Эта паремия – пророчество о приснодевстве Богородицы, но для ее полного понимания, как и для понимания самой тайны приснодевства, сил одного человеческого ума будет явно недостаточно. Впрочем, как недостаточно их будет и для понимания Божественных тайн вообще.

И, наконец, третий отрывок из Книги Притчей, читаемый на этом всенощном бдении.

Премудрость построила себе дом, вытесала семь столбов его, заколола жертву, растворила вино свое и приготовила у себя трапезу; послала слуг своих провозгласить с возвышенностей городских: «кто неразумен, обратись сюда!» И скудоумному она сказала: «Идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, мною растворенное; оставьте неразумие, и живите, и ходите путем разума». Поучающий кощунника наживет себе бесславие, и обличающий нечестивого – пятно себе. Не обличай кощунника, чтобы он не возненавидел тебя; обличай мудрого, и он возлюбит тебя; дай наставление мудрому, и он будет еще мудрее; научи правдивого, и он приумножит знание. Начало мудрости – страх Господень, и познание Святого – разум; потому что чрез меня умножатся дни твои, и прибавится тебе лет жизни. (Притч. 9, 1 – 11).

Третья паремия посвящена Премудрости. Под Премудростью священномученник Игнатий Богоносец, святитель Амвросий Медиоланский, блаженный Августин и другие отцы видят Господа Иисуса Христа. Домом Премудрости, согласно Евангелию (Мф. 28, 20), принято считать Церковь. Разнятся мнения отцов, что считать семью столпами. Одни считают, что это указание на Семь Вселенских Соборов, другие, что на семь Таинств, третьи – на семь даров Святого Духа (Ис.11, 12). Трапеза, тем более с упоминанием хлеба и вина, растворенного в чаше, конечно же, символизирует Евхаристию, но можно сюда включить и все блага Церкви, среди которых и слово Божие (Мф. 4, 4 и 1 Кор. 1, 4 – 5).

Кого послала Премудрость звать на свою трапезу? Это речь о проповедниках Евангелия, которым заповедано огласить весь мир: шедше, научите вся языки (Мф. 28, 19). Кого же зовут? Безумных, то есть тех, кого не удовлетворяет мудрость века сего, кто ищет оправдания кровью Агнчей, что в Церкви возможно в Таинстве Евхаристии. Приглашенным предлагается расстаться с безумием, то есть, с сомнением, неверием, заблуждениями и покорить разум вере. Не все пойдут на зов Божий, и потому Господь словами Наказуяй (не в смысле «наказывая», а призывая, показывая пример, убеждая) злыя, приимет себе безчестие и дальнейшими предостерегает от близкого общения со злыми. Их не исправишь, если они не хотят этого сами, а только раздражишь, да еще и себе повредишь. Кроме того, навлекая на себя опасность, помешаешь делу Божию. Это должно быть предупреждением для тех, кто призван быть посланником Божиим для спасения премудрых, т. е. тех, кто способен внять наставлениям. Обращение к страху Божию (к страху чем-то нарушить волю Божию, а не к боязни наказания) как к началу премудрости сделает всякого, любящего мудрость и правду, ровным, смиренным и опытным. От совета святых такой будет только богатеть разумом. Если об этом заботиться, то и временная жизнь будет спокойнее (и потому долголетнее), и вечная – надежнее.

Но какое отношение это все имеет к Богоматери? Самое прямое – Ее Церковь называет и «Пречистым Храмом Спасовым», и «Палатою Царя Всех», и другими сравнениями, которые говорят о том, что Она живой храм Божий и к Ней вполне можно отнести слова о доме Премудрости. Если каждая душа может стать храмом Богу, по словам апостола, то тем паче им является и Его Пречистая Матерь. И тем сильнее должно быть наше собственное желание в этот Праздник причаститься той Святыне, которую Она носила в Своем пречистом чреве – Господу и Богу нашему Иисусу Христу.

Иерей Дмитрий Васильев