По благословению Высокопреосвященнейшего Лонгина, митрополита Саратовского и Вольского
Свято-Троицкий кафедральный собор града Саратова

Экспонаты

Новый экспонат

Об одном из новых поступлений в музей Свято-Троицкого собора рассказывает куратор музея Ирина Васильевна Воронихина.

В конце прошлого года наш музей пополнился очень интересным и ценным экспонатом. В храм была принесена икона с редко встречающимся сюжетом «Четыре Рождества». Поверхность иконы была загрязнена, одна из ее частей получила глубокую травму (скол) до основы, однако было понятно, что перед нами мастерское письмо, предположительно рубежа XVIII–XIX вв. Икона была в металлическом окладе, сильно потемневшем от времени; мы приняли решение о ее реставрации. С этой задачей прекрасно справился заведующий реставрационной мастерской государственного художественного Музея им. А.Н. Радищева Моченцов Андрей Геннадьевич. В результате открылся образ, представляющий для нас несомненный интерес. В храмах мы, скорее всего, не встретим подобной иконы, и потому многим из нас этот сюжет вообще незнаком.

Читать далее

Обретенная реликвия

pia_7323-1В нашем храме более ста лет хранится аналойная икона святого великомученика и целителя Пантелеимона афонского письма. Недавно расшифрованная на ее обороте надпись – повод вспомнить подвижников веры, молившихся в стенах нашего собора и почтить их память.

Читать далее

Иконы музея Троицкого собора

Собрание икон Троицкого собора достаточно традиционно и по своему характеру напоминает иконописные коллекции всех храмов Саратовской митрополии. Убранство церквей Саратова и других городов губернии складывалось под воздействием многочисленных факторов. Несмотря на размеры и значимость Саратова в провинциальной российской жизни, в нем так и не сложилось достаточно заметной и стилистически своеобразной иконописной школы. Тем не менее, здесь существовало много мастерских, находившихся под влиянием столичных и других российских иконописных центров. Большое хождение имели в городе привозные иконы, которые пополняли частные коллекции и собрания местных церквей. Сохранились сведения, что для убранства наиболее значимых храмов привлекались иногородние иконописцы, в частности, представители ярославской иконописной школы, которые расписывали стены и создавали большие иконы для иконостасов. Не менее интересное явление – так называемая народная икона, авторы которой сумели создать уникальные произведения, сохранившие истинно народный религиозный дух.

Трудный 20 в. разрушил единство иконописного ансамбля тех саратовских храмов, в которых оно было. К концу столетия восстанавливаемые церкви пополнились чудесным образом сохраненными разрозненными памятниками. Верные прихожане приносили фрагменты иконостасов и не-большие иконы, предназначенные для домашнего обихода. Таким образом, в конце 20 в. все саратовские церкви, а в их главе и Троицкий собор, стали обладателями очень неоднородных, но, несомненно, интересных иконописных собраний.

Хотя памятники Троицкого собора чаще всего представляют 19 в., среди них встречаются и более ранние произведения. К ним можно отнести плохо сохранившуюся икону святителя Николая Чудотворца, предположительно 18 в. Произведение создано в лучших традициях древнерусского иконописания. Образ святителя написан на доске с двойным ковчегом в темных приглушенных тонах и сдержанной манере, которые свидетельствуют о старообрядческом происхождении памятника.

str8-2Золото-красная икона Богоматери Казанской, произведение удиви-тельного профессионализма и одухотворенности, написана иконописцами Ветки – знаменитейшего центра старообрядчества конца 17–19 вв. Памятник передает все тонкости ветковского письма – излюбленный золотой фон, сияющий бакан – красная полупрозрачная краска особого оттенка, мягкие объемы личного с тонкой подрумянкой. Высокое качество письма и характерные признаки стиля дают возможность датировать икону концом 18–первой половиной 19 в.

Одной из самых популярных сюжетных икон, украшавших как храмы, так и частные молельни, был образ – «Воскресение – Сошествие во ад, с праздниками». В собрании собора представлен памятник 19 в., написанный мастерами известной сызранской иконописной школы, которая приобрела особую популярность во второй половине столетия.

Один из самых значительных российских иконописных центров с конца 18 в. и до начала 20 в. – Палех, представлен образом Богоматери Казанской первой половины 19 в. Он демонстрирует характерные стилистические черты палехского иконописания, и, прежде всего – уникальную способность палешан, с помощью многочисленных тончайших плавей, создавать лики, наполненные внутренним духовным светом.

Палехскими мастерами были написаны и две уникальные двусторонние иконы второй половины 19 в., вышедшие из одной мастерской и, видимо, для одного заказчика – «Спас Нерукотворный» с образом святителя Николая Чудотворца (Можайского) на обороте и Богоматерь Знамение с полнофигурным изображением Архангела Михаила. Скорее всего, эти иконы создавались для выноса во время торжественных процессий. Праздничный характер памятников передан с помощью светлого фона, а также нарядного виртуозного письма и гармоничной красочной гаммы. Лик Спасителя завораживает своей внушительностью и внутренней глубиной. Образы святителя Николая, Пресвятой Богородицы и Архангела Михаила, написанные в традициях строгоновского письма, поражают изяществом рисунка и отделки, хотя два последних серьезно пострадали от утраты первоначального фона.str8-4

Богоматерь Смоленская 19 в. украшена яркими золочеными узорами на синем фоне. По этим характерным узорам, так называемым «петухам», можно определить место создания иконы – Холуй. Мастера знаменитого иконописного села Холуй сочетали в своем искусстве любовь к реальным формам и повышенную цветовую декоративность.

Иконы, написанные в стилистике так называемого «академического» письма, обильно украшали те саратовские храмы, которые действовали в 19 в. Длительное время представлявшие официальную Православную Церковь, они заменяли иконописные памятники, созданные в традициях древнерусского искусства. В собрании Троицкого собора можно увидеть авторскую икону «Спас Нерукотворный», написанную масляной краской предельно натуралистично и с большим чувством. На обороте можно разобрать подпись: «1859 года. Ноября / Пис. Художникъ Императорской / Академiи Алек-сей Лебедевъ».

Не менее традиционны были в 19 в. и подокладницы – иконы, написанные специально под богатый оклад. Так был написан масляной краской «Спас Вседержитель» под серебряный оклад с клеймом 1894 г. и образ Богоматери Казанской, украшенный мастерски выполненным серебряным окладом 1879 г.

str8-3Нередки в саратовских иконописных собраниях и иконы афонского письма. В Троицком соборе подобные памятники до сих пор играют значительную роль в оформлении храмового пространства и любимы прихожанами. Написанные в сложной смешанной технике афонские иконы отображают Божественные образы, исполненные необыкновенной величественности и одновременно кротости. В музее можно увидеть икону святого великомученика Пантелеимона конца 19 в., написанную на Афоне, что удостоверяется штампом на обороте: «Благословенiе / Св: Аөонской Горы/ Русскаго Пантелеймонова / Монастыря», и образ «Иисус Христос – Царь Славы» 19 в., благословленный в Русской келии Святого Николая Чудотворца на горе Афон.

К чудотворным и особо почитаемым иконам храма относится образ Пресвятой Богоматери Иверской первой половины 19 в. Икона написана в традициях афонской живописи. Центральный образ Богоматери с младенцем окружен изображениями Пресвятой Ветхозаветной Троицы, двух Архангелов и двенадцати апостолов в круглых розетках. В нижней части иконы написана молитва Пресвятой Богородице, а на обороте описаны обстоятельства явленного иконою чуда: «Сïя Чтыя икона въ 1849 году находясь въ шакще судна / купца Пономарева набайкале, когда судно разбило бурею / хозяевъ и рабочихъ выбросило невредимыми на островъ. / Всехъ беспокоила мысль чемъ здесь они будутъ пита / тся такъ какъ отъ судна и припасовъ ничего неосталось, наберегъ острова одинъ рабочïй пошелъ по воду и уви / делъ вводе уберега бочку с хлебомъ и около бочки / стоячею въ воде сïю икону».

 str8-1 IMG_6291-767

Паломнические иконы, привезенные из поездок по святым местам, бы-ли традиционны для русской православной жизни. Как правило, небольшие, иногда миниатюрные, привозные иконы украшали быт православного верующего, но позднее, в качестве подношения, попадали в восстанавливаемые церкви, возрождая их незримые связи с центрами русского православия.
В собрании музея Троицкого собора хранится миниатюрная икона «Святые первоверховные апостолы Петр и Павел», написанная в Киево-Печерской Лавре и освященная там же в 1891 г.

Реликвией из другого особо чтимого российского духовного центра – Троице-Сергиевой Лавры, несомненно, является образ «Явление Пресвятой Богородицы преподобному отцу Сергию» 19 в. Этот сюжет был особенно популярен среди памятных икон, создаваемых для паломников Лавры и по-читателей святого Сергия Радонежского. Эта крошечная икона отличается детальным миниатюрным письмом.

Такими же «памятными» иконами являются два изящных миниатюрных образа 19 в.: «Усекновение главы Иоанна Предтечи» и «Рождество Пресвятой Богородицы». Многофигурные композиции этих произведений сочетаются с небольшими их размерами, что заставляет предположить особый замысел их создателей или заказчиков.

Большое хождение в Саратове и окрестных городах имела так называемая народная икона – произведения, написанные мастерами из народа, лишенными академической выучки. Для народной иконы характерны условность форм, упрощенная технология изготовления иконы и ограниченное количество красок. Мастера отбрасывали все лишнее, как в технике письма, так и в иконографии, но это не мешало иконе быть очень выразительной и эмоциональной. Так, минимальными средствами были написаны «Архангел Михаил – Воевода небесных сил» и «Святые преподобные Зосима и Савватий» – сюжеты, которые имели особую популярность в саратовском Поволжье и в старообрядческой среде. К произведениям местной мастерской относится и образ пророка Иоанна Предтечи, написанный более тщательно, «по олову» – тонкому слою олова, покрытого олифой, что имитирует позолоту, и с тиснением по левкасу.
Древний Троицкий собор только начинает изучать свое уникальное собрание иконописных памятников, раскрывая все новые и новые страницы своей многовековой истории.

Ирина Ильина

Коллекция старообрядческой металлопластики музея Cаратовского Троицкого собора

К концу 19 столетия старообрядческие мастерские производили огромное количество литых икон, складней и крестов самых разных размеров. Наряду с дешевыми образками отливались крупные иконы и складни, часто вызолоченные и украшенные изысканным эмалевым орнаментом. Большие четырехстворчатые складни, крупные кресты с предстоящими, медные иконы выглядели очень нарядно и привлекали внимание не только ревнителей «древлего благочестия». К тому же они обладали большой прочностью, не требовали большой осторожности при перевозке, к каждому празднику их без особого труда можно было начищать до золотого блеска. Поэтому литые иконы, изготовленные в старообрядческих мастерских, как, впрочем, и традиционные иконы «старых писем» можно было встретить не только в старообрядческих молельнях.

Медные кресты, свободно продававшиеся на ярмарках, проникали в жилища крестьян, даже не помышлявших о расколе. Вместе с ними там же оказывались и отлитые в старообрядческих медницах иконы и складни. Как отмечалось в одном из документов 1846г., «употребление сих икон и крестов… есть повсеместное по всей России…»

Основу коллекции старообрядческой металлопластики Саратовского Троицкого собора составляют иконы и кресты, найденные во время последней реставрации храма в составе своеобразного клада, спрятанного, вероятнее всего, перед закрытием собора в конце 1920-х гг.

Кресты

Существенную часть собрания металлопластики музея Троицкого собора составляют киотные и наперсные кресты. Наперсные кресты, имевшие в навершии или на обратной стороне проушину для гайтана, предназначались для ношения на груди, поверх одежды. Киотные – помещались среди икон и нередко врезались в иконную доску и вставлялись в деревянные киоты. Эта классификация не является абсолютно точной, поскольку одни и те же кресты могли быть и киотными и наперсными…

str5-1Покидая отеческий дом, курский мещанин Прохор Мошнин, в будущем – великий подвижник Русской Церкви, получил в благословение от матери небольшой медный крест, отлитый, вероятнее всего, в гуслицких медницах, который и проносил на груди до самой своей смерти. Похожие кресты в 18 и 19 столетиях изготавливались в различных литейных мастерских сотнями тысяч экземпляров. Эти кресты, простые и изысканные, затертые до гладкости и сохранившие все детали рельефа, потемневшие от времени и сверкающие эмалями разных оттенков, – составляют самый обширный, после нательных крестов, пласт русского церковного литья.

Одним из самых интересных предметов коллекции Троицкого собора является небольшой поморский крест с расширяющимся подножием, погрудными изображениями двух предстоящих, Серафимом в навершии и Нерукотворным Образом Спаса в оглавии. Первые кресты такого рода отливались в медницах Выга. Крест Троицкого собора отличается нечастым подножием, гладким, не имеющим никакого рисунка, и чрезвычайно редкой и дорогой красной эмалью.

Другим, не менее интересным предметом, коллекции является большой киотный крест с двумя предстоящими и образом Господа Саваофа в навершии, выполненный в явной барочной стилистике. Особенно нарядной является обратная сторона, украшенная нарядным высокорельефным растительным орнаментом, на фоне которого в шести картушах размещен традиционный для оборотов старообрядческих крестов текст светильна: «Крест – хранитель всея вселенныя…» Кресты данного типа являются весьма редкими. Большинство из них дошло до нашего времени в очень плохой сохранности. Крест Троицкого собора имеет превосходную сохранность, а сохранившаяся почти полностью позолота делает его уникальным экспонатом.str5-2

Разнообразные старообрядческие кресты широко представлены в коллекции металлопластики Троицкого собора. При всем сходстве между собой (на первый взгляд кажется, что они отличаются только по размеру) они различаются, прежде всего, своей принадлежностью к разным старообрядческим согласиям. Это различие определяется типом навершия, в котором иногда размещается Нерукотворный Образ Спасителя, а иногда – изображение Господа Саваофа.

Расцвет художественного литья в старообрядчестве, помимо всего прочего, был вызван практической необходимостью. В условиях, когда молельни были подпольными и, во избежание ареста, нужно было быстро спрятать церковную утварь, привычные деревянные иконы были слишком громоздкими и быстро изнашивались от неизбежных ударов и падений. Старообрядцам нужны были прочные и компактные иконы, удобные для перевозки и хранения. Эта проблема не была новой, присущей только старообрядчеству. Еще задолго до раскола в русской церковной культуре появилось понятие путевой иконы, то есть иконы, которую можно было брать с собой в дорогу. Широта русской души не позволяла обходиться одним нательным крестом, сколь многофигурным он ни был. Хотелось иметь при себе привычный иконостас, неважно, церковный или домашний. Решая эту задачу, русские мастера двигались в двух направлениях: создавая многостворчатые складни или так называемые «многочастные» иконы.

Гуслицкие мастера были первыми, кто стал припаивать к крестам не-большие иконки с образами праздников, Архангелов, апостолов и некоторых других святых. Кресты превращались в сложные композиции, заменяя собой целый иконостас.

Иконы

Меднолитые иконы составляют значительно меньшую, чем кресты, часть коллекции металлопластики музея Троицкого cобора. Здесь мы не найдем изысканных узорчатых отливок первых старообрядческих медниц Выга. В коллекции представлены исключительно поздние изделия, отлитые во второй половине 19 в. в мастерских Москвы и Урала.

Одним из самых красивых предметов коллекции, безусловно, является многоэмальная икона Феодоровской Богоматери. Центральное изображение Богородицы находится в углублении, имитирующем традиционный ковчег. Внешняя рамка иконы украшена орнаментом из винограда.

Этот сюжет в медной пластике является достаточно редким. Более распространен образ Покрова, который в коллекции музея представлен двумя предметами. Оба воспроизводят поздний извод этого иконографического типа. Он отличается тем, что Божия Матерь изображается не в центре, как на древних иконах, а в левой части, вполоборота.

Среди меднолитых икон с образами святых чаще всего встречаются иконы Николая Чудотворца, самого почитаемого на Руси святого. Старообрядцы признавали только древнюю форму имени этого святого – Никола, которая и помещалась на иконах. В коллекции музея Троицкого собора находится интересный многоэмальный поясной образ Николая Чудотворца, который можно датировать концом 19 столетия. Интересным и весьма нечастым предметом коллекции является куполообразная отливка со сложной композицией, в которой совмещены два сюжета: Рождество и Усекновение главы Иоанна Предтечи. Вполне возможно, что эта иконка представляет собой средник трехстворчатого складня с опиленными петлями.

Образ Господа Иисуса Христа в коллекции музея Троицкого собора представлен тремя иконографическими типами. Наиболее распространенный в литье иконографический тип – Деисус. Деисус – изображение Иисуса Христа, восседающего на престоле, справа от которого находится Богородица, слева – Иоанн Предтеча. В старообрядческом медном литье Деисус чаще всего является средником трехстворчатых складней, получивших название «девяток». Каждая боковая створка такого складня несет изображение избранных святых. Чаще всего это – митрополит Филипп, апостол Иоанн Богослов, святитель Николай – на левой створке; Ангелхранитель, преподобные Зосима и Савватий – на правой. Такой подбор святых не случаен. Зосима, Савватий и Филипп – святые, подвиги которых были совершены в Соловецком монастыре, очень почитаемом у старообрядцев Выга, где были отлиты первые такие складни. Присутствие Ангела-хранителя и Николая Чудотворца – покровителя путешественников, показывает, что «девятки» были «путевыми» иконами. Их брали в дорогу, носили в качестве нательных икон. Голгофский крест на обратной стороне одной из створок позволял обходиться без отдельно носимого нательного креста.str5-3

Другой иконографический тип Спаса, представленный в коллекции, – «Христос с предстоящими и припадающими», часто именуемый коллекционерами «Седмицей». Это Деисус, в котором к образам Божией Матери и Иоанна Предтечи, а также припадающих Зосимы и Савватия добавляются фигуры Архангелов Михаила и Гавриила, апостолов Петра и Павла. В «Седмицах» большего формата добавляются фигуры апостола Иоанна Богослова и святителя Иоанна Златоуста, а также коленопреклоненных Николая Чудотворца и преподобного Сергия Радонежского.

Третий, наиболее интересный и красивый иконографический тип Спаса, представленный в коллекции музея, – «Спас Благое Молчание». Русские иконописцы, начиная с 16 столетия, осмеливались изображать Вторую Ипостась Троицы и до Ее Воплощения. Хотя законность таких аллегорических образов, как София Премудрость Божия в ее новгородском изводе, оспаривалась несколькими церковными Соборами 16 и 17 вв., они продолжали воспроизводиться до конца 19 столетия. Нашли они свое отражение и в медном литье.

Коллекция меднолитых крестов и икон музея Саратовского Троицкого собора достаточно полно представляет весь спектр поздней старообрядческой металлопластики. До последнего времени этот раздел церковного искусства не считался особенно заметным явлением русской церковной культуры, оставаясь вотчиной немногочисленных любителей и коллекционеров. Только в последние годы эстетика медного старообрядческого литья была замечена отечественным и зарубежным искусствоведением. Однако появившиеся в этой области исследования всё еще остаются редкими и немногочисленными. Систематическое изучение старообрядческой металлопластики с подробным описанием разнообразных артефактов – дело будущего. Именно поэтому небольшая, но достаточно разнообразная коллекция музея Троицкого собора представляет материал не только для любителей церковной старины, но и для серьезных научных исследований по истории старообрядчества.

Протоиерей Михаил Воробьев

Печатается в сокращении

Уникальные книги в собрании музея-ризницы

HFGНебольшую, но необыкновенно значимую часть открывающегося музея Троицкого собора составят книжные экспонаты. Книжная культура является неотъемлемой принадлежностью церковной истории и практики, поэтому не случайно обнаружение в соборе, укорененном своими традициями в далеком прошлом, поистине уникальных экземпляров. Читать далее

«Изъятие» и возвращение Свято-Троицкого собора

str16-1В нижнем храме Свято-Троицкого собора есть памятная надпись о том, как «в годину лютую земли нашея, неистовством неверных собор сей поруган и затворен бысть» и когда «по благословению преосвященного епископа саратовского Григория, возобновися служба Божия в храме сем святем, и кафедра святительская зде паки утверждена бысть». Об этих трагических событиях наше документальное повествование.

Читать далее