По благословению Высокопреосвященнейшего Лонгина, митрополита Саратовского и Вольского
Свято-Троицкий кафедральный собор града Саратова

Семейный альбом

Мой добрый строгий папа

str8-3В детстве у меня была любимая книга под названием «Мой добрый папа». Не помню даже, кто мне ее подарил. Неприметная такая на вид, на серой обложке – только столб с проводами и название, ничего особенного. Картинки внутри тоже маленькие, черно-белые, величиной чуть крупнее марки. Но именно эта книга для меня когда-то настоящим открытием. Читать далее

Святая семья

1268d6f0af8a2a1b5cac463bccda3cf8bc81d6118025038История жизни и смерти последнего русского царя и его близких не перестает волновать, поражать и восхищать. О чем бы ни шла речь – вере в Бога, чувстве долга, патриотизме, человеческом благородстве, родительской и сыновей любви, жертвенности, глубоком смирении, мужестве и истинной любви – все это можно найти в жизни царственных страстотерпцев. На их примере можно воспитывать детей. Читать далее

«В высоком лондонском кругу…», или Английские потомки великого русского поэта

lond1Пушкин – неисчерпаемая тема. Постигаешь всю жизнь и детали его биографии, и нюансы творчества. Читано-перечитано, и вдруг попадаются поразительные, незнакомые ранее факты… 6 июня этого года со дня рождения самого знаменитого из русских классиков – Александра Сергеевича Пушкина – исполнилось 215 лет. Весь 2014 год — Год Великобритании в России – посвящён английской культуре. К тому же на протяжении нескольких последних лет один за другим публикуются материалы к 400-летию дома Романовых, которое широко отмечалось в 2013 году. К этой дате приурочен и выход книги потомственного пушкиниста Ларисы Черкашиной «Пушкин и Романовы». Как-то удивительно сошлось всё это в одной точке – истории английских потомков великого русского поэта. Читать далее

Две фотографии

str177-7В музее нашего Свято-Троицкого собора хранится большое количество архивных материалов, до сих пор нигде не экспонируемых. И на одной из витрин музея, посвященной истории Троицкого собора в годы Великой Отечественной войны, расположились две замечательные фотографии священнослужителей, клириков собора – братьев Цветковых. Старший Цветков – иерей Николай – с 1944 года являлся клириком Свято-Троицкого собора, а его младший брат – отец Иоанн – был настоятелем нашего собора уже в послевоенные годы. И именно эти фотографии особо заинтересовали прихожанку нашего храма Светлану Полякову – ведь она является кровной родственницей этих священников. К сожалению, о них Светлана мало что знает. Но ведь это так удивительно – являться прихожанкой того храма, в котором когда-то давно служили твои предки! Читать далее

Мама Белоснежка и семь гномов. Семейный альбом

В каждой семье бережно и любовно хранятся альбомы с фотографиями. По ним можно проследить истории семейств – их зарождение, развитие, преображение.

Семье, о которой мы хотим рассказать, всего полтора года. Она живёт в селе Рыбушка – в крепком и уютном доме на берегу реки. …Здесь часто пасутся лошади – пьют из реки облака, а деревенские козы похожи на заколдованных принцесс. По вечерам в доме зажигают свечи, пьют чай со сладостями и сказками, а ранним утром собираются в столовой за общей молитвой и завтракают парным молоком. Когда приезжают гости и видят на крыльце семь пар небольших башмаков, часто предполагают, что в доме живут семь гномов, которые спят на семи кроватках, едят семью ложками, сидят на семи стульчиках и любят свою Белоснежку. Но при близком знакомстве оказывается, что в доме живут вовсе не семь гномов, а семь мальчиков – Саша, Яша, Миша, Вася, Игорь, Родион и Максим. Читать далее

Семья, как семь я

Последняя русская императрица, Александра Феодоровна Романова, полагала, что в полноценной семье должно быть не менее семи детей.

Если мы вспомним русские сказки, то в самом их названии часто фигурирует число семь: «Волк и семеро козлят», «Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях», «Цветик-семицветик». Вряд ли это случайно. Читать далее

Мой старший брат (цикл «Три ночи»)

Ночь первая. Посылка до востребования.

Особое место во всей моей жизни занимал мой старший брат, человек, с которого я копировал все: от почерка до походки…

В далекие детские времена я перебирался тайком к нему вечером в кровать, когда мама гасила свет, и мы шептались с ним, а потом он читал мне под одеялом с фонариком книжку про Буратино, которая от этого чтения становилась еще интересней и таинственней. Читать далее