По благословению Высокопреосвященнейшего Лонгина, митрополита Саратовского и Вольского
Свято-Троицкий кафедральный собор града Саратова

Фотогалерея 2011 год

Состоялось наречение настоятеля Свято-Троицкого собора архимандрита Пахомия во епископа Покровского и Николаевского

3 декабря, по окончании всенощного бдения в Храме Христа Спасителя, в Патриарших покоях кафедрального собора г. Москвы Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил чин наречения архимандрита Пахомия (Брускова) во епископа Покровского и Николаевского.  За богослужением были также наречены: архимандрит Николай (Погребняк) во епископа Балашихинского, викария Московской епархии, архимандрит Максимилиан (Клюев) во епископа Братского и Усть-Илимского. В числе Архипастырей Русской Православной Церкви в наречении принял участие Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.

Архимандрит Пахомий (Брусков) обратился к Святейшему Патриарху Кириллу и сослужившим Его Святейшеству архипастырям со ставленническим словом:
«Ваше Святейшество, Святейший Владыка и отец!

Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства, Христолюбивые архипастыри!

Священный Синод Русской Православной Церкви определил мне быть епископом Покровским и Николаевским.

Сознавая высоту и величие архипастырского служения, вспоминаю о том, как блаженнейший псалмопевец Давид, выслушав повеленное ему и став пред лицем Господним, вопрошал с болью: кто я, Господи Боже, и что такое дом мой, что Ты так возвысил меня? (1 Пар. 17:16). Но еще более осознаю всю полноту ответственности, которая возлагается на продолжателей богоучрежденного апостольского преемства, домостроителей Церкви Божией. Как могу я, человек грешный, стать тем, кто по учению святых отцов являет собой образ Христов?

Сознаю и всецело приемлю, что при возведении в архиерейское достоинство я призван взять на себя не только честь, подобающую святительскому сану, но гораздо более — евангельское иго Христово. Уже много лет, с того дня, как решил я принять монашество, нет у меня другого желания, кроме как идти за Христом. Господь мой и Бог мой сказал: Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой (Мф. 16:24). Сам Великий Пастыреначальник не [для того] пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мф. 20:28), и показал нам пример того, что епископское служение должно быть истинно смиренным.

Верую несомненно, что вы, богомудрые архипастыри, возвестили мне волю Божию обо мне, что Сам Великий Архиерей вашими устами повелел мне принять жребий служения сего (Деян. 1:25). Внимая словам, сказанным с Божественной властью: Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод (Ин. 15:16), я с полной покорностью предаю себя в руки Его, но искренне исповедую перед Вами свою человеческую немощь и свое недостоинство понести высоту святительского сана. Следуя непреложному повелению Христову и апостольскому наставлению всё делать без ропота и сомнения (ср. Флп. 2:14), в ответ на ваше призвание, не надеясь на свои силы, но с упованием на Бога и искренним горячим желанием послужить Святой Церкви отвечаю: «Благодарю, приемлю и нимало вопреки глаголю».

Благодарю Господа, видя Его отеческое обо мне попечение от младенчества. Благодарю за то, что мне, юноше, выросшему в доброй, но нецерковной семье, Бог даровал веру и привел в храм. Впоследствии по промыслу Божию и молитвенному предстательству преподобного Сергия я оказался на подворье Свято-Троицкой Сергиевой лавры в Москве, где обрел духовного наставника, ставшего для меня истинным примером в монашестве, в пастырском, а затем и в архипастырском служении. С безмерным уважением и искренним теплым сыновним чувством благодарю митрополита Саратовского и Вольского Лонгина за его наставления и помощь, за то, что он облек меня в святое иночество и возвел в священный сан, за его молитвы и поддержку, потому что сам я никогда не считал себя достойным служения в священном сане: образ пастыря представлялся мне недостижимым идеалом. Оглядываясь на свой жизненный путь, понимаю, что годы, когда я нес монашеское служение на лаврском подворье, стали для меня благословением Божиим на всю жизнь. Здесь я открыл для себя прекрасный в своей непостижимой глубине мир Церкви Христовой, а глубокую привязанность к преподобному Сергию Радонежскому и надежду на его молитвенную помощь сохраняю в своем сердце и по сей день.

Но Господь, устраивающий все к нашему благу, судил мне покинуть монастырь: в 2003 году, когда настоятель подворья Троице-Сергиевой лавры в Москве стал епископом Саратовским и Вольским, часть нашего братства последовала за ним. В Саратове мне вновь предстояло служение под кровом Святой Живоначальной Троицы: я был назначен настоятелем Свято-Троицкого собора — старейшего храма города, с которым неразрывно связана его история. И хотя древний храм находился в тяжелейшем состоянии, требовал капитальной реставрации и проведения противоаварийных работ, но не меньшей заботы требовали и люди: сие надлежало делать и того не оставлять (Мф. 23:23). Опыт служения на приходе стал для меня незаменимой школой обустройства всех сторон церковной жизни, прежде всего богослужебной, строительно-реставрационной, социальной, просветительской. Покровская и Николаевская епархия является новообразованной, но здесь уже многое сделано трудами достойнейших архипастырей, которые несли свое служение на этой земле. По праву можно сказать, что за последние восемь лет, когда епархией мудро руководил Высокопреосвященный Лонгин, здесь произошел расцвет церковной жизни: было открыто множество храмов, ведется активная катехизаторская, миссионерская и социальная деятельность.

Но надо помнить и о том, что Поволжье особенно сильно пострадало от «красного террора», гонений, попыток безбожной власти уничтожить Православную Церковь и саму память о Боге, настойчивой атеистической пропаганды. Многие десятилетия богоборчества практически искоренили в народе правильные представления о христианстве и церковной жизни. В наши дни в умах и сердцах людей искренняя вера, искание Бога соседствуют порой с самыми дикими суевериями и устремлениями, непониманием и отрицанием духовной стороны человеческого бытия. Все больше людей избирает в качестве основного жизненного приоритета идеал общества потребления, который открыто враждебен христианскому учению. К нашему времени относятся слова Откровения: Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще (Откр. 22:11). Мы видим, что Господь, в очах Которого драгоценна каждая человеческая душа, ежедневно прилагает спасаемых к Церкви (ср. Деян. 2:47), и архипастыри должны быть в этом соработниками Христу. Их долг — помогать людям познать единого истинного Бога, открыть для них Его великую сокровищницу благодати, Православную Церковь, научить их искать в своей жизни единого на потребу (ср. Лк. 10:42). И мне, с помощью Божией, предстоит благовествовать слово Божие, вразумлять и обращать заблуждающихся, утешать скорбящих, поддерживать верных, воссоздавать образ Божий в пасомых, совершая пренебесные Таинства, принося покаяние за себя и свою паству. Для этого епископу требуется идти путем деятельной любви, утверждая слово о Христе исполнением Его заповедей в собственной жизни.

Пример тому — подлинно высокий пример архипастырского служения, верности Церкви Христовой, абсолютной самоотверженности и самоотдачи — вижу в Вас, Ваше Святейшество. Моя душа преисполнена благодарности к Вам за Ваши наставления, отеческое внимание и доверие, которым я почтен.

От всего сердца благодарю и вас, боголюбивые архипастыри, святители Божии, собравшиеся для того, чтобы вознести обо мне при моей хиротонии свои пламенные единодушные молитвы.

В день моей личной Пятидесятницы прошу у Вас, Ваше Святейшество, и у Вас, богомудрые архипастыри, Вашего благословения. Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия (Ис. 11:2) да уврачует мои греховные раны, да восполнит мою человеческую немощь, чтобы неосужденно и непреткновенно проходить мне поприще епископского служения Христовой Церкви, во славу Святой Живоначальной Троицы, на благо Церкви и народа Божия.»